Юбилейный Венецианский фестиваль объявил своих новых лауреатов

0
449

 

Венецианский фестиваль завершен. Жюри главного конкурса под председательством режиссера Дэмьена Шазелла назвало новых лауреатов.

Золотого льва получил фильм Йоргоса Лантимоса Poor Things ( “Бедные-несчастные”).

Гран-при жюри удостоена картина Рюсукэ Хамагучи “Зла не существует”.

Социальная драма Маттео Гарроне “Я капитан” – о беженцах из Сенегала, пытающихся достичь берегов заветной Европы – получила Серебряного льва за режиссуру и еще десятка два общественных призов.

Кубок Вольпи за мужскую роль достался Питеру Сарсгаарду (фильм “Память”), за женскую роль – Кейли Спейни (“Присцилла”), лучшим молодым актером признан Сейду Сарр (“Я – капитан”).

Лучший сценарий – “Граф” Гильермо Кальдерона и Пабло Ларраина.

Специальный приз жюри увезет Агнешка Холланд (фильм “Зеленая граница”).

В параллельном конкурсе “Горизонты” лучшей признана венгерская драма Габора Рейша “Объяснение всему”.

Ассоциация любителей кино Fanheart наградили Золотым призом “Догмен” Люка Бессона.

Последние дни просмотров подтвердили с новой силой пробудившийся интерес кинематографа к реальным судьбам знаменитостей. К фильмам о Леонарде Бернстайне, Элвисе Пресли, Энцо Феррари, легендарном командире подлодки Сальваторе Тодаро добавились картины о Сальвадоре Дали, великом японском композиторе Рюити Сакамото, журналистке Изабель Вилкерсон.

Изабель Вилкерсон, героиня фильма “Происхождение” Авы ДюВерней, – первая женщина афроамериканского происхождения, получившая за свои труды на стыке журналистики с научным исследованием Пулитцеровскую премию. Ее бестселлер 2020 года “Каста: истоки нашего недовольства” посвящен феномену расизма в США и сложным путям афроамериканской диаспоры в борьбе за равенство и справедливость. Он и положен в основу картины.

Фильм застает героиню в драматический момент, когда ее подкосили почти одновременная смерть мужа и матери. Она пытается забыться в исследовательской работе, занявшись трагическим случаем, когда черного подростка убили только за то, что он гулял по району “для белых”. Она ищет и находит прямые параллели между положением чернокожих в США, “еврейским вопросом” в Третьем рейхе и проблемой далитов – касты “неприкасаемых” в современной Индии, не имеющих шанса на работу и вынужденных искать пропитание в отбросах, – ее книга становится исследованием процесса глобальной сегрегации разнообразных “иных”. Следуя за героиней по странам мира, фильм снимался на трех континентах, в нем много экскурсов в историю, но реконструкция событий, по мнению многих критиков, не выглядит убедительной, иногда даже карикатурной. Рецензенты отмечают серьезность авторского замаха, эмоциональную работу исполнительницы этой роли Онжаню Эллис-Тейлор – но пишут об “откровенно китчевых эмоциях”, характерных для стиля картины и снижающих ее художественную ценность.

Практически новый киножанр предлагает фильм японского режиссера Нео Сора “Рюити Сакамото – опус”. В 2017 году Нео Сора снимал в качестве оператора документальный фильм-портрет “Рюити Сакамото – кода”, посвященный знаменитому композитору, автору саундтреков ко многим фильмам, включая картины Бертолуччи, Осимы, Шлендорфа… Герой фильма рассказывал о своей работе, о том, как врачи помогли ему одолеть рак и вернуться к жизни. Но в марте 2023-го болезнь взяла свое, многолетняя борьба с недугом завершилась уходом мастера. В последние годы Сакамото уже не мог выступать, не говоря о гастрольных турах. Но, собрав последние силы, он все же дал свой прощальный концерт – для фильма “Опус”. Двадцать фортепианных пьес, сыгранных угасающим мастером, – это рассказ о его жизни в музыке. Он сам выбрал эти пьесы, создав из них музыкальную драматургию – повесть о его триумфальной музыкальной карьере, включая его работу в Yellow Magic Orchestra, его саундтреки к фильмам Бертолуччи, его последний медитативный альбом “12”. Черно-белый, как клавиатура фортепиано, фильм показан в Венеции через полгода после смерти своего героя, став его лебединой песней.

Во многом на реальной судьбе основан и фильм Ричарда Линклейтера “Хитмен” – толчком к созданию сценария была публикация в одной из техасских газет о скромном профессоре колледжа Гэри Джонсоне, который подрабатывал тайным информатором полиции и выдавал себя за киллера, чтобы поймать и арестовать людей, пытающихся его нанять. В фильме герой сохранил реальное имя Гэри и читает студентам лекции об относительности такого понятия, как “я”. А за пределами аудитории он крутой Рон, провокатор из полицейского управления, “подсадная утка”, заманивающая потенциальных преступников в ловушку. Но однажды программа дает сбой: он влюбляется одну из “клиенток” – в женщину, желающую с помощью киллера избавиться от своего мужа. Его “я” меняется: теперь он жертва коварного случая, охотник за криминалом сам становится преступником. Из развлекательного сюжета для типового боевика Линклейтер делает изысканный арт-фильм: картина похожа на шпионский фарс, снятый специалистом по психологии, замечает The Guardian.

И наконец, фильм о Сальвадоре Дали – как его характеризует автор, “настоящий фальшивый байопик” с умопомрачительным названием “Даааааали!” – именно так, через шесть “а”. Картина о великом сюрреалисте, созданная современным сюрреалистом французом Квентином Дюпье, – не жизнеописание, а попытка воспроизвести его метод, а заодно и стиль собрата Дали по искусству Луиса Бунюэля времен “Скромного обаяния буржуазии”. Поэтому картина построена по принципу сплетения сна со сном и фильма с фильмом, и эта трех- или даже четырехэтажная конструкция должна передать игры подсознания, торжествующего над банальным сознанием.

Мы встречаем художника в бесконечно длинном коридоре какого-то ненормального отеля, где восторженная журналистка Жюдит хочет взять у него интервью. Но амбициозный герой не хочет говорить на блокнот и без камер, а когда камеры найдутся, он все равно найдет повод тянуть кота за хвост, и легко понять, что интервью так и не будет взято. В роли Дали сразу несколько актеров, которые как бы случайно зашли в этот образ, причем в разные годы и в разных возрастах. Автор фильма утверждает, что перед съемками он связался с космическим сознанием Дали, и тот лично диктовал ему парадоксы сюжета и повадки актеров. Режиссер наведался и к Бунюэлю, чтобы тот поведал ему свою тоску. Лучший шедевр Сальвадора Дали это сам Сальвадор Дали – был убежден Сальвадор Дали, что и пытается воплотить фильм, балансируя между комедией, фэнтези и элементами впавшего в абсурд байопика. Он делает это так азартно и весело, что критики все как один поддались обаянию игры в сюр и утверждают, что эту картину мог и должен был сделать только Квентин Дюпье.

“РГ”

LEAVE A REPLY

Please enter your comment!
Please enter your name here