Орнелла Мути — о любви к России и новых проектах

0
307

Известная актриса, прославившаяся в России дуэтом с Адриано Челентано в таких фильмах, как “Укрощение строптивого” и “Безумно влюбленный”, а также сыгравшая в картине Григория Чухрая “Жизнь прекрасна”, 1 февраля открыла 72-й фестиваль эстрадной песни в Сан-Ремо. Накануне события актриса рассказала в интервью ТАСС о своих русских корнях, любви к России и вдохновляющей взаимности со стороны российской публики.

Первый раз в Сан-Ремо

Это очень итальянское представление, и этот фестиваль очень важен для Италии, участвовать в нем — честь. Раньше мне доводилось участвовать, но это было особое событие Джорджо Армани. Мы пережили два тяжелейших года, и сейчас непросто, поэтому в этом году фестиваль особенно символичен, потому что дарит надежду в тяжелый момент. И я рада участвовать именно в такой особенный момент.

О русском и гражданстве

Нет, по-русски я не могу, я учу язык сама в [приложении] Babbel. Потихоньку я выучила кириллицу и что-то понимаю, но грамматика у вас сложная, и потом, когда учишь кириллицу, все равно путаешь буквы. Мне нужна практика, хорошо бы поехать на несколько месяцев в Россию. До пандемии у меня год было где жить, но работа меня все равно заставляет вернуться в Европу. Россия в плане работы пока не очень присутствует. Для гражданства мне нужны документы от итальянской стороны. У нас же страшная бюрократия. Чтобы получить бумажку, уходит вечность. Мне было бы приятно получить гражданство, потому что это часть моей культуры, связанной с мамой. Она умерла в этом году, и это стало бы подарком для нее.

Русские корни, память и красота

Моя бабушка родилась в Санкт-Петербурге, дедушка — не могу сказать где, потом они уехали в Эстонию. Моя мама родилась в советской Эстонии, хотя семья не была эстонской. К сожалению, мама не очень хорошо знала русский, потому что была младшей и учила язык в школе, а все остальные дети в семье говорили прекрасно. Но она мне пела песни: “Бабушка, бабушка, бабушка пришла”. Время на рассказы никогда не хватает, когда была жива моя мама (ушла в этом году в очень преклонном возрасте), мы все время куда-то бежали, торопились, но я занимаюсь поиском тетради, которую моя мама сохранила, где рассказывается вся история семьи. Когда мама рассказывала о своих воспоминаниях, они казались такими волшебными, потому что Россия — волшебная.

Мама приехала в Италию практически нелегально, когда ей было немного за 20, точно не знаю. Она изучала искусство в Эстонии и приехала в Италию учиться. Где, как не в Италии, изучать искусство? Но ее история непростая, ей понадобилось много мужества. И сейчас я думаю, сколько мама нам не рассказывала.

Итальянцы и русские достаточно близки. Я люблю Россию и обожаю русский народ, и россияне мне отвечают взаимностью, я чувствую их любовь. Это мне дает море эмоций и наполняет радостью, потому что для любого актера награда — любовь публики. Любовь и высокая оценка публики придают артисту силу, вдохновение, хочется идти вперед, экспериментировать, никогда не сдаваться. Трогает то, что даже если меня в России не так много видели, публика остается верна, сохраняет интерес. Большего подарка быть не может.

Я прекрасно помню, как приехала впервые в Россию для съемок фильма Чухрая “Жизнь прекрасна”. Со мной поехала мама, потому что она очень хотела меня сопровождать. Сложно объяснить многие вещи, но, когда мы были в России, моя мама узнавала так много и рассказывала мне: “Вот так мы жили, когда я была маленькой”. Я очень признательна ей, потому что так я смогла разделить с ней ее прошлое, и оно не всегда было простым. Часть семьи моей мамы выслали в Сибирь. Меня поражает сила русских женщин — и сила духа, и сила жертвенности.

Секрет моей красоты (смеется) — русские корни. У каждой женщины своя мудрость, и происходит она из жизненного опыта. У меня было непростое детство. Я была крайне застенчивой. Но это дало мне возможность смотреть вокруг и понять, какой я становиться не хотела бы. Мне не нравится зазнайство, быть о себе высокого мнения, и неважно, какая у тебя работа, — не в этом смысл. Поэтому я тоже люблю Россию, потому что, когда встречаюсь со своими поклонниками, я вижу правду, откровенность. И это волшебная сила для артиста.

О назначении актера

Актер должен стоять на службе у сюжета. Поэтому сюжет должен быть таким, чтобы актер соответствовал. Возможно, Никите Михалкову я не подхожу, потому что он снимает определенные фильмы. Мне же надоело надеяться, рисовать фильмы в своей голове. Надеюсь, что что-то произойдет, и я очень надеюсь получить предложение в России, потому что там очень хорошо работают. Не без усталости, но наша работа непростая, даже если так не кажется.

На Рождество должен был выйти мой новый фильм в Италии, но выход на экраны отложили на год, потому что из-за пандемии многое было отложено. Меня сейчас ждет новая работа в театре. Я предпочитаю не обращаться к классической драматургии, потому что я в театре появилась поздно, а мир театра очень ревнив. Есть те, кто играет только классику. Я предпочитаю необычные вещи. Мы ставим по современной пьесе Марка Борковского, название спектакля — “Портрет для Терезы”. Сама пьеса хоть и жестокая, но очень-очень поэтичная. К сожалению, и этот проект по срокам сместился из-за пандемии. Но надеемся начать в феврале с премьеры в Неаполе, и, если все пойдет хорошо, осенью должны отправиться в национальное турне с этой постановкой.

“Хрустальный дворец” и сонеты Шекспира

Я сыграла императрицу Анну Иоанновну в балете с элементами оперы “Хрустальный дворец”, который шел в Кремлевском дворце. Анна Иоанновна заложила основы школы танца. Для меня это был огромный и очень вдохновляющий опыт. Рядом со мной были самые известные и признанные танцовщики из Большого, и рядом с ними ты чувствуешь себя такой маленькой. Но меня они потрясающе встретили. С некоторыми я до сих пор поддерживаю отношения, хотя все мы очень заняты. Для настоящих танцоров непросто принять людей, далеких от балета. На сцене Кремлевского дворца, помню, у меня захватывало дух. Это было такое красивое и грандиозное шоу, я так счастлива, что меня пригласили. У меня есть еще один проект, который должен был начаться в ноябре: меня пригласили читать сонеты Шекспира. Этот спектакль уже существует, в него приглашаются разные актеры, но пандемия все остановила. Может быть, летом что-то получится.

Города, как Палех

Я родилась в Риме, но сейчас живу в Пьемонте, в загородном доме. Рим — прекрасный, восхитительный город, но в нем очень тяжело жить. Рим не подходит для хаотичной жизни. В России затрудняюсь назвать любимые города. Ваша страна такая большая. Я обожаю Санкт-Петербург. Воспоминания восходят к благотворительному вечеру, помнишь, когда потом в Италии меня приговорили (за прогул спектакля). Из меня сделали козла отпущения, но уже проехали. Тогда я приехала в Санкт-Петербург в снегу. Это было все равно, что окунуться в Палех. Дух захватывало. Всегда рекомендую в первый раз ехать в Санкт-Петербург зимой, потому что это незабываемо. Потом в России сохранились вещи, которые мы давно утратили. Россия мне дарит невероятные эмоции. Возможно, потому что Россия связана со своими традициями, в этом мире глобализации только у вас можно еще встретить правду, глубину, что-то настоящее. Санкт-Петербург прекрасен и летом, но зимой — это сказка. Жаль, что часто дождь. Мне нравится и Москва, возможно, не такая сказочная, но она и не может быть такой при таком количестве людей. Но она хранит духовность. Я часто захожу в церкви, которые мне напоминают всегда мою маму.

Первый фильм в 14 лет и театр

Это было непросто (съемки в картине Дамиано Дамиани “Самая красивая жена”, 1970). Во-первых, потому что я никогда не думала становиться актрисой. Я ходила в школу и хотела стать балериной. Но этот фильм определил всю дальнейшую судьбу. Хотя я не думала возвращаться в кино, но это кино меня захотело. Потом появились новые предложения, а я продолжала учиться. Потом я рано стала мамой, моя жизнь ускорилась сразу. Но никто из нас не думал, что я стану в итоге актрисой. Потом я научилась любить эту работу. Я долгое время боялась театра. У меня большая семья, а театр у нас все время в турне, и я не находила в себе сил посвящать этому все время. Но потом меня нашел режиссер, который давно хотел со мной работать, — Энрико Ламанна, и это он меня ввел в этот мир.

Кино сегодня

Каждая вещь в кино отражает социальный момент времени. Когда-то были продюсеры, сегодня телевидение стало частью кино. А кино нужны деньги. И в Италии перевелись продюсеры, которые были готовы вкладывать в кино, не обращаясь к телевидению, у которого объективно денег больше. Раньше съемки не могли длиться меньше восьми недель, сейчас снимают за четыре. И это многое меняет, потому что время нужно. А если так скакать, то фильмы получаются менее качественными. И режиссеры сейчас больше обращаются к комедии.

Сегодня, возможно, наилучший способ творческого самовыражения — это сериалы. Я обожаю Netflix. Именно потому, что кино нужны деньги. И Netflix не накладывает никаких ограничений, дает выбор. Среди итальянских режиссеров отмечу Соррентино, Дженовезе, Криалезе. И разумеется, хотела бы с ними работать. Если кино и раньше уже хромало, то пандемия нанесла тяжелейший удар. Но только в кинозале сохраняется ощущение чуда. А мы пожертвовали этой магией ради удобства.

LEAVE A REPLY

Please enter your comment!
Please enter your name here