Какие разногласия между странами вскрылись на конференции по климату в Глазго

0
99

26-я конференция сторон Рамочной конвенции ООН об изменении климата (СОР26) в Глазго не оправдала завышенных от нее ожиданий, заявили опрошенные «Известиями» эксперты. Итоговое соглашение страны-участницы из-за споров приняли с опозданием и с более сдержанными, чем заявленные ранее, формулировками. Например, вместо «поэтапного отказа» от энергии, получаемой за счет ископаемого топлива, лидеры договорились лишь о «поэтапном сокращении». А вот финансовую помощь бедным и развивающимся странам для борьбы с изменением климата участники СОР26 пообещали увеличить. О том, с какими результатами делегации покидают Глазго, — в материале «Известий».

Завышенные ожидания

Участники климатической конференции в этом году вновь затянули подписание итогового соглашения на целые сутки. Проект документа был опубликован еще утром 12 ноября, и председатель конференции Алок Шарма подчеркивал, что твердо намерен завершить работу СОР26 в конце рабочего дня. В итоге даже вышедшая уже поздним вечером 13 ноября финальная версия соглашения стала для многих большим разочарованием. Прежде всего из-за смягчения ряда формулировок. Так, вместо «поэтапного отказа» от энергии, получаемой за счет угля и других видов ископаемого топлива, участникам пришлось в последний момент согласиться с «поэтапным сокращением». Настояла на этих изменениях Индия — третий по количеству выбросов регион в мире. По словам индийского министра экологии Бупендера Ядава, развивающиеся страны не могут обещать отказа от ископаемого топлива, когда у них на повестке дня стратегии развития и борьба с бедностью. Представители Запада остались этим недовольны, но без подписи Нью-Дели саммит бы не завершился.

После долгих споров все-таки удалось договориться об анализе проделываемой работы на более регулярной основе и увеличении финансовой помощи бедным и развивающимся странам для борьбы с изменением климата. До этого момента развитые государства обязаны были ежегодно выделять развивающимся $100 млрд.

Но недовольным результатами СОР26 остался даже генсек ООН Антониу Гутерриш.

«Приветствуем эти шаги, но их недостаточно», — подчеркнул он, комментируя положения принятого соглашения.

По словам Гутерриша, миру пора переходить на режим чрезвычайной ситуации, «иначе наши шансы достичь нулевых выбросов будут равняться нулю». Предводительница зеленых активистов Грета Тунберг охарактеризовала итоги дискуссий и вовсе как «бла-бла-бла».

COP26 открылась в Глазго 31 октября. Ожидалось, что на ней лидеры стран мира примут на себя более жесткие обязательства по противодействию глобальному потеплению, чем те, что были даны в рамках Парижского соглашения по климату в 2015 году. Конференцию посетили делегации почти 200 стран — в Глазго приехали президент США Джо Байден, глава Франции Эммануэль Макрон, премьер-министр Великобритании Борис Джонсон и экс-глава Белого дома Барак Обама.

Однако их слова о готовности бороться за изменения климата перечеркнула статистика. Согласно отчету правительства Великобритании, СОР26 в этом году повлияла на загрязнение атмосферы углекислым газом больше, чем предыдущие подобные мероприятия. Основным источником загрязнения стали деловые поездки, энерго- и водоснабжение и ликвидация отходов в жилых помещениях участников саммита. По примерным подсчетам, в атмосферу попало порядка 102,5 т парникового газа. Для сравнения: совокупный выброс парниковых газов во время проведения саммита в 2019 году в Мадриде составил чуть больше 51 т.

Опрошенные «Известиями» эксперты заметили, что ждать глобальных прорывов от СОР26 и не стоило.

— Большой перерыв между климатическими конференциями и повышение значимости «зеленой» повестки после пандемии спровоцировали завышенные ожидания от конференции в Глазго. Казалось, что она станет средством от всех климатических болезней, — заявил «Известиям» программный координатор Российского совета по международным делам Константин Суховерхов.

Как отметил эксперт, участникам нужно было договориться прежде всего о технических вопросах, а именно о ст. 6 Парижского соглашения — обсудить, как создать международный углеродный рынок.

— Об этом говорят с 2015 года, но так ничего и не сделали. Позиции стран тут разнятся. Если российская делегация на СОР26 заявляет, что всё подходит к завершающей стадии, то генсек ООН считает, что все вопросы будут решены только через год, когда позиции стран будут согласованы, — заключил собеседник «Известий».

Новое соглашение в Глазго не стало заменой Парижского. Как ранее отмечал Алок Шарма, оно лишь укажет пути выполнения обязательств, принятых в 2015 году, и, таким образом, определит более конкретные действия в сфере финансирования мер по борьбе с изменением климата, смягчения его последствий и адаптации к возникшим условиям. В документе СОР26 содержится призыв к странам усилить национальные обязательства и к 2022 году представить стратегии по достижению нулевых выбросов парниковых газов, что позволит удержать глобальное потепление в пределах 1,5 °C.

А вот климатолог, директор российской программы Всемирного фонда дикой природы (WWF) «Климат и энергетика» Алексей Кокорин в беседе с «Известиями» охарактеризовал подвижки переговоров в Глазго как «неплохие, но медленные».

— Эта конференция не предполагала подписание соглашений, как в 2015 году. Тем не менее все страны как минимум заявили, что пойдут к углеродной нейтральности: кто к 2030-му, кто в 2060 году, — подчеркнул эксперт. — Примерная траектория у каждого государства есть. Есть что обсуждать.

Берегите лес

Помимо итогового соглашения участникам климатической конференции удалось за эти две недели подписать и отдельные декларации.

— Более 100 стран взяли на себя коллективное обязательство сократить глобальные выбросы метана на 30% к 2030 году. Кроме того, 23 страны взяли на себя новые обязательства по поэтапному отказу от угольной энергетики, — рассказал «Известиям» представитель российской делегации на СОР26, руководитель секции внешних связей и информационных ресурсов секретариата ООН по климату Александр Зайер.

Примечательно, что к этим инициативам присоединились и два главных «производителя» парниковых газов в мире — Китай и США.

Также Александр Зайер отметил, что благодаря СОР26 $130 трлн частного капитала будут привязаны к климатическим целям ограничения глобального потепления до 1,5 °C, согласно целям Глобского финансового альянса для Net zero (группа из более 160 финансовых фирм, возглавляемых бывшим губернатором Банка Англии Марком Карни).

— Эти декларации ни к чему не обязывают, но имеют немалую ценность — особенно для тех, кто получает финансирование. Например, согласно декларации о защите лесов и землепользовании, около $19 млрд будут выделены для борьбы с вырубкой лесов, — заявил «Известиям» Алексей Кокорин.

Это соглашение, по данным Александра Зайера, подписали более 120 стран (включая РФ. — «Известия»), на которые приходится более 90% мировых лесов. Они обязались коллективно работать над предотвращением исчезновения лесов и деградации земель к 2030 году.

Достичь цели страны надеются том числе за счет увеличения инвестиций в сельское хозяйство, в сохранение и восстановление лесов, а также в поддержку коренных народов, которые страдают в некоторых частях мира из-за исчезновения лесов. Примечательно, что среди подписавших соглашение был президент Бразилии Жаир Болсонару, которого экологи недавно обвинили в Международном суде в преступлениях против человечности за вырубку лесов Амазонии.

Российская сторона особенно подчеркивала в Глазго важность темы леса в контексте изменения климата. Президент РФ Владимир Путин во время онлайн-выступления на саммите 2 ноября заявил, что страна поставила цель достичь углеродной нейтральности к 2060 году и добиться ее планируется с помощью лесных экосистем. Российские леса «обладают значительным потенциалом по поглощению углекислого газа и выработке кислорода», подчеркнул он.

Одновременно с этим в Кремле не согласны с высказываниями Джо Байдена на СОР26 о нежелании Москвы бороться с изменениями климата, заявил пресс-секретарь российского лидера Дмитрий Песков. Действия России на этом направлении последовательны, подчеркнул он.

Ранее замглавы МИД РФ Сергей Вершинин отмечал, что признание роли лесных проектов и атомной энергии как реальных инструментов борьбы с изменением климата было главной задачей России на конференции. Однако, как отметил в беседе с «Известиями» Константин Суховерхов, именно по этим вопросам наша позиция не сходится с рядом стран.

— Мы настаиваем, чтобы атомная энергетика считалась нейтральной. Однако если Франция и развивающиеся страны это поддерживают, то многие развитые страны готовы если не полностью отказываться от атомной энергетики, то по крайней мере прекратить ее активное развитие и строительство электростанций. В том числе Германия, Испания, США. Тут наблюдается большое расхождение, — сказал эксперт.

Тем не менее, по его словам, за последние два-три года Россия показала «зеленый» прогресс именно в политическом поле: была принята водородная стратегия, появился план стремления к углеродной нейтральности к 2060 году. И эти шаги, подчеркнул эксперт, крайне важны.

LEAVE A REPLY

Please enter your comment!
Please enter your name here