«Долг, который является особой миссией»: Захарова о поддержке россиян за рубежом

0
105

 

Работа с соотечественниками за рубежом касается не только ситуаций, когда кто-то попал в беду, заявила официальный представитель МИД России Мария Захарова в интервью автору проекта RT «Своих не бросаем» Марии Бутиной. По словам дипломата, основным запросом от россиян за границей является обеспечение изучения их детьми русского языка. Многие покинувшие РФ впоследствии осознали, что русская культура является «спасительным кругом», позволяющим человеку сохранить базовые ценности, приверженность которым стирается в современных западных либеральных демократиях, заявила Захарова.

О поддержке соотечественников за рубежом

Мария, оказалось, что «Своих не бросаем» — это такой лозунг, который наполнен содержанием на протяжении истории. Россия раз за разом показывает, что «Своих не бросаем» — это не просто лозунг. Как сейчас удаётся справляться с русофобской повесткой за рубежом? Ведь там много наших соотечественников.

— Здравствуй, Мария. Я хочу тебе сказать, что ты находишься в пресс-центре Министерства иностранных дел, и за твоей спиной находится очень красивая ёлка. И очень у многих может сложиться впечатление, что это просто такая декоративная предновогодняя история. Либо она у нас стоит и мы её наряжаем, либо просто приходят какие-то дизайнеры. Ни то ни другое.

Это ёлка, которая к нам привозится ежегодно на протяжении последних нескольких лет общественной организацией «Синергия талантов». Которая проводит международный конкурс — в первую очередь среди детей наших соотечественников. Ребята направляют на конкурс игрушки, которые они делают своими руками из разных материалов: ткань, бисер, папье-маше, что-то раскрашивают, где-то это какая-то аппликация… Начинали они с нескольких сотен игрушек — в этом году уже 10 тыс.

Это к вопросу о том, что такое работа с соотечественниками и какая она бывает. Она бывает разная.

То, о чём ты говоришь, «своих не бросаем», — это же не только про беду, когда человек попал в какую-то чрезвычайную ситуацию и нужно его оттуда вытащить любыми способами либо помочь, поддержать и так далее. Это ежедневная работа. Это даже не работа — это судьба. Это служба, это долг, который является не бременем, а особой ответственностью, особой миссией.

Наверное, ты не поверишь. Может быть, ты и поверишь: основной запрос у наших соотечественников последние годы от России как государства заключается в том, что наша страна должна буквально обеспечить изучение детьми наших соотечественников русского языка.

— А школы закрывают. Как быть?

— Мало того, ведь многие же говорят: «Они же уехали». Ты понимаешь? Многие же уезжали в 1980-е и в 1990-е. Уезжали ещё как. Они же уезжали, как ты помнишь, говоря о том, что никогда больше ноги их не будет и никогда они не хотят, чтобы их дети были связаны с нашим образованием.

Это тоже правда. И что выбор был сделан. Ты вспомни, как они формулировали. Они формулировали, что многим даже и здесь было нормально, в России. Но они ради будущего детей уезжали. Да? Сегодня, я думаю, уверена, рефреном пройдёт вот эта фраза через всё интервью: они уезжали для будущего своих детей. Прошло сколько лет? Десять, 15? Главный запрос к тому государству… Многие из которых не являются гражданами России, а многие являются, сохраняя два паспорта, или даже отказываясь ныне от гражданства других стран, или сохраняя вид на жительство — там разные ситуации.

Основной запрос: помогите выучить детей русскому языку. А почему? Это же не вопрос сохранённого партбилета или какого-то зова крови. Вот просто по биохимическому анализу.

Это вопрос, который получил ответ просто от жизни. Когда пожили там, когда увидели, как меняются культуры, как дебилизируется молодое поколение, как порабощается сознание просто за счёт отсутствия должных знаний, переписывания истории, как навязываются, как они называют на Западе, нарративы, новая этика, новая нормальность и так далее.

“То вдруг постепенно — кто-то сразу, просто от критической ситуации, а кто-то анализируя — начали понимать, что культура, которую сохраняет наша страна, — это никакая не «мягкая сила», это никакой не инструмент. Это не просто возможность стать билингвом или жонглировать где-то в высшем свете интересными фактами из жизни Шаляпина, Шишкина или Рокотова и так далее. Это просто настоящий спасительный круг. Кто-то скажет — ковчег, кто-то скажет — панацея. Это то, что может помочь сохранить человеку базовые характеристики человечности, цивилизации, гуманности.”

Истинной, ненавязанной, непридуманной истории про права человека. Прекрасная история — про права человека. Только, к сожалению, многое там оказалось фальшивым. Многое оказалось несуществующим. А истинные базовые ценности про любовь, про добро, про борьбу со злом, про верность, про товарищество, про дружбу, про мир, кстати, и про войну тоже, про борьбу с обстоятельствами, про совесть.

Это же понятия, которые как ластиком стираются сейчас в западных либеральных демократиях. Что говорят в основном — и я думаю, что ты много читала на это счёт, — западные психотерапевты, психологи. Те самые, которые являются неотъемлемой частью жизни западного сообщества. Примите себя такими, какими вы являетесь.

Вырази свой гнев.

— Вырази свой гнев. Да, отпусти, не держи, смирись или не противодействуй. Всё, что даже касается самых больших человеческих грехов, страстей, изъянов и так далее. То, от чего человек страдает и становится по-настоящему несвободным. Всё предлагается принять в качестве новой нормальности.

О попытках Запада минимизировать российское присутствие

Сразу возникает вопрос. А из дальнего зарубежья, из западных стран: МИД вообще может им как-то помочь?

— Так мы это и делаем, конечно.

Что можно сделать?

— Начиная от информации, консультаций, помощи с документами.

Нас там единицы остались уже.

— Если говорить о Прибалтике, если говорить даже в целом о так называемой Западной Европе, хотя, вот, говорят о европейских странах — меня это всегда шокирует. Какие такие европейские страны в контексте «коллективного Запада»? Европейские страны — это не только «коллективный Запад». Это в первую очередь наша страна, которая является, безусловно, страной евразийской, но состоящей из европейской части тоже и, может быть, даже в первую очередь, учитывая, что культура основана на культуре европейской цивилизации. В значительной части.

Если говорить о Западной Европе, действительно, наших дипломатов высылали — и делали это намеренно. Это же всё истории, которые придумывались, про русских хакеров пресловутых, про вмешательство в выборы, про влияние на внутреннюю повестку.

Да, помним, что я выбрала Трампа там.

— Почему ты не выбрала ещё раз? Если у тебя были такие возможности.

Извините, с Байденом, как говорится, косяк получился.

— Это всё смешно, но на самом деле под этим была абсолютно чёткая выстроенная стратегия. Нужно было действительно минимизировать присутствие российского внешнеполитического ведомства, российских дипломатов, консульских сотрудников.

Представителей, кстати говоря, не только МИД, но и того же самого Россотрудничества за рубежом. Почему? Потому что очень активно шла работа, в том числе в контексте работы с соотечественниками. И, кстати говоря, не только с теми, кто длительное время проживал уже в этих странах. Опять же, по-разному, имея, сохраняя либо российское гражданство или уже сохраняя гражданство только одной страны, например Западной Европы.

О ситуации в Сербии

Сейчас, наверное, ключевая тема в повестке — это Сербия. И благодарность сербских властей к России за то, что мы им помогли предотвратить переворот. В одном из своих интервью ты говорила, что там пользовались технологией «майдана».

— Те политические информационные технологии, которые применялись, — часть из них видна, это очевидно. Это попытка завести людей в антиконституционное поле. Спровоцировать эмоции у народа, у людей, которые принимали участие в выборах, у общественных деятелей. Просто спровоцировать их на определённые действия, которые вытолкнули бы их в антиконституционное пространство. А когда человек находится уже вне рамок закона, он уязвим, тем более это массы, ну и так далее.

Конечно, мы все видели кадры того, как митинги перерастают в погромы. Есть митинги законные, есть проводящиеся в соответствии с местным законодательством. А есть настоящие погромы. Есть те митинги, которые переходят в настоящую угрозу не только власти, но и местным жителям. Это всё видели мы сейчас, на наших глазах разворачивается. А самое главное другое — суть происходящего.

Точно так же, как с Украиной, точно так же перед Сербией Запад поставил условие, выбор. Не гармоничное сочетание путей развития в соответствии с национальными интересами сербского народа, а жёсткий выбор: либо с Западом, либо с Россией.

Теперь уже выбор формулируется вообще по-другому: только с Западом. Последние корректировки, мне кажется, вообще как ультиматум звучат. Что угодно, только не с Россией. В такие же рамки была загнана Украина. И на все наши предостережения, что подобное развитие, навязывание идеологем приведёт к взрыву Украины изнутри…

Не из-за нас, не из-за чего-то, а потому что так устроено украинское общество — многонациональное, с общей историей с соседями. Это не только Россия, это ещё и Белоруссия. Сложная история с Польшей. Что это приведёт к разрыву, а потом и к развалу самой Украины. Всё это игнорировалось «западниками».

Помимо всего прочего, проплачивалось — это очень важный фактор. И дальше внедрялись информационно-политические технологии. Расстановка своих людей на соответствующих позициях. Сербия не допустила такого сценария задолго до нынешней истории. Сербия провозглашала национальные интересы, интересы сербского народа. Я имею в виду, он же тоже состоит из людей различных национальностей, но имеется в виду сербов как нации, как народа, проживающего в Сербии. Превыше всего в плане выбора пути. Это не вот эта манкость западных каких-то посулов. Это не какая-то история в игру, в политическую многовекторность. Это глубинная ориентация на национальные интересы. А тут всё: и история, и современность, и экономика, и геополитика, безусловно, куда без неё.

Тогда вопрос о будущем. Упомянутые тобой страны… У Белоруссии получилось противодействовать Западу и всё-таки вывести интересы народа Республики Беларусь. У Украины не получилось. В Сербии регулярно предпринимаются попытки расшатать. Каковы прогнозы, что будет дальше? И вообще, позиция России: Россия может помочь Сербии удержаться в своих интересах?

— Во-первых, когда говоришь, получилось или не получилось, ты говоришь о том, как будто это есть какой-то отдельный исторический этап, когда можно сделать так, чтобы получилось, или уже окончательно сделать так, чтобы не получилось. Это процесс — исторический процесс, длительный процесс. Он никогда не завершается. Я не знаю, было ли у него когда-то начало. Наверное, когда-то. А так он не завершается. И для того, чтобы не свалиться в какой-то коллапс, как свалилась Украина, нужно постоянно работать по отстаиванию собственного суверенитета.

Это во-первых. Во-вторых, наверное, есть сочетание факторов. Я не говорю, что это должно быть абсолютное везение. Но, безусловно, это сочетание какой-то фортуны, какой-то судьбы с не просто чаяниями, а с чаяниями, подкреплёнными работой людей. Именно лидер. Человек, политик, политики, общественные деятели, которые готовы пожертвовать своей жизнью, своей судьбой, всем, что ты наработал, ради интересов народа. К сожалению, на Украине такого не случилось.

— А в Сербии?

— Сербия сопротивляется, безусловно.

Мы можем как-то помочь — ну, естественно, по их просьбе?

— Ещё мы бы не помогали. Мы исторически помогаем.

Что мы можем сделать?

— Мы всё делаем. Мы направляем туда в первую очередь ресурсы, и делаем это много лет для того, чтобы экономика Сербии развивалась. А что такое экономика? Это системообразующая история для страны. Мы, безусловно, поддерживаем Сербию политически. Потому что Запад прекрасно понимает, что с лёгкостью расправляется с теми, кто не опирается на национальные интересы, за кем нет этой самой исторической правды, у кого не находится сил на противодействие.

Сербия всегда знала, что Россия никогда её исторически не бросала. И это касается даже тех моментов, когда нам самим было, мягко говоря, плохо. И когда мы сами не были в полной своей мощи и силе или даже были, лучше сказать, вот действительно на грани какой-то внутренней катастрофы. Мы не бросали и никогда не отказывались от своей исторической близости. И это очень важный фактор.

LEAVE A REPLY

Please enter your comment!
Please enter your name here