В Италии оценили ущерб бизнесу из-за падения экспорта в Россию

0
228

 

Глава торговой палаты Пелаццо: падение экспорта в Россию сказалось на итальянском бизнесе

Итало-Российская торговая палата прорабатывает механизм, с помощью которого компании из РФ смогут платить в рублях за товары, не попавшие в санкционный список, заявил РИА Новости президент ИРТП Фердинандо Пелаццо. В интервью корреспонденту агентства Алексею Меньшову он рассказал, когда стоит ожидать запуска такой системы, какие остаются сложности, какие товары продолжают ввозиться в Россию, а какие производители могут покинуть рынок, и поделился прогнозом о будущем двусторонних торговых связей.

Число совместных экономических проектов Италии и России снизилось с 2022 года. По вашим прогнозам, стоит ли ожидать быстрого возврата к прежнему объему после завершения украинского конфликта? Или последствия санкций и разрыва производственных цепочек будут ощущаться в ближайшие 5-10 лет и в более долгосрочной перспективе?

– Я считаю, что второе: нам нужно долго ждать. Инвестиции из Италии были всегда не очень высокими по разным причинам. Восемьдесят процентов итальянских компаний относятся к среднему и малому бизнесу. Им тяжело инвестировать за рубежом. К сожалению, экспорт из Италии уменьшился на 22% в прошлом году. В 2023 году с января по май он уже упал на 15,4%. К сожалению, санкции продолжают расширяться и продолжат оказывать влияние на экспорт.

Есть и другая причина: Россия все больше связана с группой стран БРИКС. Это очень логично. Страны БРИКС августе будут обсуждать единую валюту, что очень интересный вопрос. Это самое интересное финансовое, коммерческое и геополитическое изменение.

Также существует проблема платежей. Россиянам сейчас очень сложно платить за импорт из Италии. Экспорт из России идет легче: газ, химическая продукция – все это экспортируют крупные компании, которые давно имеют определенные связи с банковским сектором, для них это легче.

Я не очень оптимистично смотрю в будущее, несмотря на то, что между Италией и Россией есть культурные, исторические, экономические связи. Будет жаль, если они потеряются. Думаю, что мы сможем продолжать поддерживать их. Все-таки это наследие многих веков. Даже во времена СССР мы работали в России, и между СССР и Италией были очень плодотворные отношения.

Как сказалось падение товарооборота с Россией на экономике Италии? В какой мере пострадали итальянские компании?

– Экспорт из Италии в Россию раньше составлял 4% всего итальянского экспорта, сейчас – 0,9%. В Италии говорят, что ничего страшного нет, надо просто переориентироваться на другие страны. В реальности это не так. Россия очень много покупала у средних и маленьких производителей, которые не так известны на международном рынке. Они могли экспортировать, потому что Россия предоставляла им логистику. Эти предприятия, особенно производители обуви, делают хорошую продукцию, но они являются семейными компаниями. Не всегда у них есть структура, чтобы заниматься всеми деталями, связанными с экспортом.

В каких отраслях это более критично?

– Это потребительские товары. Вино, например, продолжает продаваться, потому что в России есть крупные дистрибьюторы, которые очень хорошо знают Италию, которые живут в Италии и говорят по-итальянски лучше самих итальянцев. Они все держат под контролем. Производство обуви, с другой стороны, страдает больше.

Также 40% экспорта из Италии – это оборудование, которое производят в двух провинциях Италии в Ломбардии. Их продукция очень качественная, не хуже немецкой, но дешевле. Последние 20 лет они работают напрямую с Россией. Россия была достаточно интересным рынком, сейчас санкции сильно влияют и на этот сектор. Они рискуют серьезно пострадать.

Каким образом и с чьей стороны оказывается наибольшее давление на итальянские компании за работу в РФ?

– Никто не влияет, никто не давит. В данном случае это просто законодательство: есть санкции, которые установило наше государство. Мы можем помогать товарообмену между Италией и Россией для не попадающих под санкции товаров.

Расскажите подробнее про систему для продажи не попадающих под санкции товаров, которую вы упомянули.

– Пятьдесят один процент экспорта из Италии в Россию является подсанкционным. Но есть и 49% незапрещенных товаров: вино, обувь, предметы моды, то есть такие товары, которые Россия может спокойно покупать. Есть и определенные категории, которые Россия может спокойно продавать.

Однако, возникают трудности, особенно для россиян, которые хотят что-то купить, например, найти банк, который открывает счет в евро. Их не так много. Если есть счет в евро, то нужно платить комиссию. Это дополнительные расходы.

Существует проблема со SWIFT, не все банки через него работают. Есть и сложность с банками-корреспондентами. Российский банк может спокойно перемещать деньги в итальянский банк, но третий банк-посредник, который их передает, может блокировать эти деньги. Когда члены итало-российской торговой палаты совершают сделки, мы контролируем, что товар не попадает под санкции.

Мы хотим создать систему, которая позволит российскому покупателю платить в рублях нам, а мы с нашего счета в третьей стране потом могли бы переводить эти деньги в Италию. Ведь платежи не попали под санкции, только товары. Нужно, чтобы тот, кто делал эту работу, обладал достаточным авторитетом среди продавцов и покупателей. У нас есть достаточно высокая репутация.

Таким образом мы даем возможность платить в рублях, что немаловажно для российского покупателя. Мы можем достаточно просто убедить банки и центробанки, что мы не занимается отмыванием средств.

Юридический инструмент, который мы планируем использовать – платежный агент. Любой продавец может определить агента, который получает эти деньги по доверенности. Цель – не разрешить совершать нелегальные сделки, а облегчить жизнь торговле разрешенными товарами

Если 49% экспорта из Италии в Россию остановится, Италия потеряет много. Для России это не так чувствительно. Обычно импортеры – это крупные компании, у них уже есть определенные контакты с банками, которые работают со SWIFT.

– Когда эта система может заработать?

– Все юристы, с которыми мы общались, согласились, что данную систему можно создать в течение нескольких месяцев. Остались вопросы, которые требуют пары месяцев. Это переговоры с банками.

Другой момент – отношения с центробанками. Мы бы не хотели иметь проблемы с центробанками третьих стран. Для этого нам надо сначала определить страну и подходы к ЦБ этого государства. Думаю, что весь процесс займет несколько месяцев.

Как сказался окончательный уход итальянских брендов автомобилей с российского рынка на автопроме Италии? Планируют ли они возвращаться?

– Мне кажется, что сейчас даже те, кто не ушел, думают: остаться или уходить. Никто не думает приходить в Россию. Есть определенные сектора, которые не требуют инвестиций, например, мода, они могут быть заинтересованы остаться. Здесь есть два вида итальянских компаний: такие, как Calzedonia, которая продолжает работать и существовать без проблем, а также промышленные компании, которые притормозили производство, но не ушли из России. Может быть, если ситуация не изменится, они будут уходить с рынка.

– Какие отрасли пищевой промышленности Италии в контексте санкций в целом сохранили свои позиции в РФ? Грозят ли им санкции?

– Компания Barilla – производитель, который много инвестировал в России, насколько мне известно, остался.

Нет ли у компании планов отказаться от своего бренда в России, как это сделали ранее, например, McDonalds, KFC?

– Насколько я знаю, Barilla не планирует. У меня нет более подробной информации.

– Месяц назад стало известно, что итальянский производитель металлургического оборудования Danieli Group покидает российский рынок и намерен изучить вопрос продажи активов в РФ. Когда это может произойти? Известно, какая компания может выкупить активы? На каких условиях прорабатывается уход?

– Я получил сообщение от нашей коллеги в Милане, что есть такие слухи. Больше не знаю. Думаю, что Danieli – часть промышленной истории России. Поэтому мне кажется, что они не хотят полностью покидать рынок.

Вы уже затронули тему экспорта вина в Россию. Несмотря на санкции, экспорт итальянских вин в Россию вырос на 16% в 2022 году. Какие компании обеспечили рост? Стоит ли ожидать сохранения данной тенденции?

– Компании очень разные, потому что бизнес в России делят российские дистрибьюторы, которые приезжают в Италию. Они отлично умеют отбирать самые лучшие вина и покупают даже у мелких производителей. Они хорошо знают рынок вин, имеют специалистов, которые постоянно живут в Италии, которые поддерживают отношения с мелкими производителями, которые потом позволяют им привозить в Россию действительно качественный продукт. Итальянцы могут обновлять список продукции, каждый год предлагают новые качественные вина. Россия очень любит их.

Тем не менее, стало известно, что Грузия опередила Италию по поставкам тихих вин в России. Как бы вы это оценили? Что итальянские компании могут сделать для того, чтобы отыграть свои позиции?

– Рынок – это рынок. Все может быть. Италия продолжит быть страной, где качество на первом месте.

– Пару недель назад посол Италии в РФ провел встречу в Россельхознадзоре, одной из тем стала ситуация с кормами для животных, якобы обсуждалась ситуация с возвращением на рынок РФ корма Monge, после того как Россельхознадзор приостановил его поставки. Решается ли сейчас эта проблема? Стоит ли российским потребителям запасаться этим кормом для своих питомцев?

– Monge – известная итальянская марка. Я ничего не знаю, что произошло. Надеюсь, что все наладится.

Руководство итальянской энергетической компании Eni заявляли, что Италии понадобится как минимум два года, чтобы полностью отказаться от российского газа. По вашему мнению, возможно ли это? Можно ли говорить, что газовое сотрудничество между Италией и РФ, некогда бывшее одной из главных сфер партнерства, безвозвратно разрушено? Италия снизила долю поставок газа из России с 40% в начале 2022 до 25%.

– Россия продолжает продавать газ в Италию, хотя не так, как раньше. Россия – достаточно могучий экспортер газа, поэтому полностью отказаться от российских поставок невозможно. Все крупные производители стран Европы покупали газ из России, потому что он был самый дешевый. Просто было дешево и выгодно. Нужно заново понять, что Европа – единая страна. Блоки – это временно. Они могут меняться. Европе и России будет выгоднее возвращаться к сотрудничеству.

Вернется ли страна к прежнему уровню импорта российских энергоресурсов после завершения украинского конфликта?

– Не могу сейчас сказать. Думаю, что коммерческие финансовые структуры сумеют преодолеть все проблемы. Интерес обеих сторон – сближаться.

Как страна относится к турецкому хабу, который предположительно будет торговать и российским газом? Хотят ли итальянские компании инвестировать в данный проект?

– Турция играет свою роль. Я считаю, что это очень хорошо. Италия должна подумать, нам не нужно терять промышленные мощности. Нас 60 миллионов человек, зарплаты у нас не очень высокие, поэтому можно производить товары достаточно выгодно и качественно. Для Италии существует риск, что промышленные производства могут переходить в Турцию.

UniCredit рассматривает возможность ухода из России, ее глава говорил, что группа видит интерес к Юниредит банку со стороны стран, не вводивших санкции против России. Кто изъявлял желание приобрести активы в РФ? Когда может произойти сделка? На каких условиях прорабатывается уход?

– Мне было бы жалко, если бы Юникредит решил уходить, но это их решение.

Туристическая отрасль Италии, по разным оценкам, ощутимо пострадала после снижения турпотока из России. Сейчас консульство продолжает ужесточать требования к выдаче виз. Ведутся ли какие-то дискуссии бизнес-сообществом с властями Италии о том, чтобы сохранить хотя бы нынешние объемы выдачи виз? Стоит ли опасаться российским туристам, что страна вообще закроется?

– Понятно, что поток туристов сокращается, потому что летать в Европу сложно, расплачиваться российскими карточками нельзя. Мы занимается бизнес-визами, но мне не кажется, что существует такая политика: наказать Россию и не выдавать туристические визы. Торговая палата активно сотрудничает с российским консулом в Италии и с итальянским консулом в России. Насколько нам известно, отношения отличные. Оба консульства стараются помогать.

LEAVE A REPLY

Please enter your comment!
Please enter your name here